Записки плохой девочки

Погана дівчинка

Еще пять минут назад должна была начаться запланированная рабочая встреча, и мой визави безнадежно опаздывал, что невероятно злило, ведь это также особенность этого городка… Никто никуда не спешит, и все постоянно опаздывают!

15.05.20…

– Научившись принимать решения, я вынуждена была научиться вместе с тем и нести ответственность за них. Поэтому вернувшись в наши с тобой „отношения”, я решила, что они будут такими же как и были… Нам хорошо пока мы вместе, если же в твоей постели другая женщина, а в моей, соответственно, муж – это не измена, а просто понимание того, что каждый из нас живет своей жизнью и это ПРАВИЛЬНО. Не заставляй меня нести ответственность за твою семейную жизнь и за то, что на зло мне ты „приручаешь” однодневных любовниц, потому что никогда не сможешь быть со мной. – Я ненавижу тебя! – Может, мне лучше вызвать такси? – Я люблю тебя… – Да, люби меня! Но делай это так, чтобы мне не хотелось еще кого-то. И еще одна ночь наших с ним непонятных отношений… И еще одно утро, когда такси вызывают на тот же адрес… И горькое понимание того, что это будто бы никогда не закончится… А может лучше все-таки пойти? Боже, неужели я настолько боюсь зависеть от кого-то?”

29.05.20….

Хочется поплакать… Это стало уже настолько насущной потребностью для организма, как отдых или вода. Когда ты чувствуешь, что вот-вот или расплачешься на людях из-за пустяка или, сдерживая слезы, перейдешь в разряд маниакальных убийц. Поэтому, чтобы избежать вышеприведенных ситуаций, я пошла в кинотеатр на какую-то очередную слезливую мелодраму, взяв два места в третьем ряду (где обычно никого нет), прихватив с собой бутылочку пива. А два места для того, чтобы было куда поставить сумку и никто не толкался на подлокотниках.

И в течение первых 10 минут фильма поняла, что… Что я на самом деле люблю то, от чего, как мне казалось, пытаюсь убежать. Я люблю одиночество… Посмотрев на себя со стороны, я увидела женщину, которая настолько привыкла быть наедине с собой, что даже на семейные мелодрамы ходит сама, и что самое интересное, она выглядит настолько органично и естественно, что присутствие рядом с ней мужчины – было бы так же уместно, как сочетание спортивной обуви и ажурных шортиков. (Хотя последним в нашем городе тоже не брезгуют.) Мысли, которые предательски возникали одна за другой, просто не дали шанса сосредоточиться на сюжете фильма, и заставляли меня все дальше и дальше отходить от поставленной цели – поплакать. Заводили в еще более глубокую апатию. (То есть перспектива маниакально-депрессивного синдрома уже не казалась столь отдаленной.) – Я извиняюсь, это 17 место? – Слова, которые заставили меня встрепенуться, потому что сказаны они были в непосредственной близости от моего уха. Настолько, что я почувствовала дыхание того, кто говорил. – Нет, это 15, ваше место на шаг дальше. – Уже развернувшись, я заметила, что интересовался местами весьма симпатичный паренек, хотя и несколько молоденький. Поднявшись со своего места, чтобы пропустить его, я поняла, что «дышу» ему как минимум в грудь и этот факт меня тоже порадовал. Ну-ну, интересно, почему же он тоже сюда сел?

Поискав взглядом спутницу этого юного Аполлона и внимательнее разглядев черты его лица, я сделала два вывода. Первый, ему не больше 24 лет, и второй, парнишка сам… Хм… Наверное, лучше пересесть поближе, ведь как на меня, это знак Судьбы, которая наконец поняла, что именно мне необходимо на этот момент. – Простите, могу я попросить вас присмотреть за сумочкой, пока я схожу в бар, открыть пиво? – Конечно, но я и сам могу открыть его. – Ой, буду вам благодарна. Вы также сами? – Да, есть несколько часов до отправления моего поезда, вот и приходится их как-то коротать. А вы чего без компании? – А можно на «ты», ведь как-то неудобно? – Парнишка довольно мило кивнул и даже обрадовался. Я тоже… – Ну скажем так, лучшая компания – это люди, с которыми интересно, а если таких нет, то лучше не размениваться на мелочи.

Глядя в его добрые, не испорченные изменами, глазки, я попыталась улыбнуться настолько откровенно и искренне, как улыбалась только своему двухмесячному щенку. А «Аполлон», кстати, чем-то его напоминал… Взглядом… Хм… Чего же он замолчал?

– Не согласиться с вами не возможно.., извини с Тобой! – ну вот еще один, который со мной не может не согласиться. Остальная беседа казалась мне уж слишком предсказуемой и не особенно интересной в глобальном понимании перспективы.

Хотя… зачем отказываться от жертвы, которая сама идет в руки. Он может стать полезным в локальной и не особо радужной перспективе одинокой ночи… Стоп! Почему-то не слишком мне понравилась последняя мысль. Не столько суть, сколько сам факт ее появления в моей голове. Ведь такие ночи не приносят ничего, кроме испорченного утра, потому что обычно, при дневном освещении большинство вечерних персонажей „А-ля Бред Пит”, едва вытягивают на плохонькую пародию на какого-то там Васю Пупкина из соседнего офиса. Нет, сам по себе Вася может быть вполне нормальным мужчиной, но в том то и дело, что НОРМАЛЬНЫМ! А не загадочным незнакомцем с галантными манерами, холодным сердцем, горячими губами и благородными чертами лица, с которым готова полететь хоть на край света. (А мир в такой ситуации, обычно имеет склонность предательски заканчиваться почему-то именно за дверью спальни.)

Эти утренние метаморфозы лично мной переживаются очень тяжело и обычно становятся следствием не слишком длительного, и все же отказа от, например, шампанского, громких дачных вечеринок или дружеских женских похождений по ночным клубам, это уже в зависимости от обстоятельств накануне. Поэтому, зная себя, идеи такого типа не часто посещают мою светлую голову, а если и заглядывают, так точно не во время моего пребывания в кинотеатре, и не в этой поре суток, а значительно позже. Тааак! Пожалуй, стоит задуматься над этим тревожным симптомом и таки точно отсесть от мальчика, не до него сейчас.”

01.06.20…

Как-то все слишком сложно в моей жизни… Вспомнилось, как еще в детстве детской ручкой на асфальте выводила почти нереальные для своего роста „классики” и изо всех сил старалась допрыгнуть хоть и на чуточку, но все же дальше чем вчера. (Эх, вот времена были, вот развлечения! Никаких нанотехнологий, материнских плат и программы „Дом 2”! „Ну, погоди” у нас было, а в выходные и праздничные – „Чип и Дейл”! А резинки, через которые, вероятно, все прыгали – так это вообще! Нет детства у современных девочек!)

Даже повзрослев, мне кажется, я так и не выпустила из рук тот мел, просто габариты изменились, и я продолжаю рисовать для себя высокие планки, преодолевая их с десятой попытки, разбивая через раз то колени, то сердце… А прыгнув, нет чтобы остановиться хоть на мгновение и позволить себе роскошь посмаковать победу, я тут же примериваюсь к „завтрашней высоте”…

Я сама же себе осложняю жизнь… И с этим уже видимо ничего не поделаешь…”

6.06.20…

Казалось, где-то там, за облаками, что-то явно пошло не так… На календарях лето, а по улицам города безнадежно блуждают осенние дожди… Так, будто и сами не понимают, что они здесь делают, потерявшись в розе ветров. Сидя у окна в ресторанчике, я абсолютно отключилась от реальности, провожая взглядом капли воды, которые безнадежно разбивались о стекло и падали вниз на грязную мостовую.

Еще пять минут назад должна была начаться запланированная рабочая встреча и мой визави безнадежно опаздывал, что невероятно злило, ведь это также особенность этого городка… Никто никуда не спешит, и все постоянно опаздывают!

Плохая девочкаОт резких мыслей меня отвлекли голоса. Показалось… Хотя нет! Не стоит даже оглядываться, это не может быть Он. Знакомые нотки голоса не давали мне покоя, раздражая слух и тревожа и так слишком утомленную душу. Когда его не стало в моей жизни, а это уже минимум 3 года, такие грезы были довольно частыми. Они как фантомные боли, когда человек теряет какую-то часть тела, а разум, отказываясь в это верить, продолжает подавать импульсы, будто она еще болит. Уже отболело… Он ушел, как все… Просто исчезнув на несколько дней, а впоследствии, когда в моих глазах уже не было ни слез, ни эмоций – приехал попросить прощения и забрать свои вещи… С тех пор я научилась самостоятельно и молча справляться с собственными бедами, переживать потери, не ища поддержки и советов. С того времени я знаю, что могу многое вытерпеть, кроме глупой игры в молчанку… Делай что хочешь, кричи, хами а еще лучше скажи в глаза, только не молчи.

Словно током прошибло! Если я еще могла ошибаться в голосе, то этот смех точно невозможно спутать! Резко обернувшись, я почувствовала, что сердце просто остановилось… А потом забилось так, что пульсация в висках казалась просто барабанным боем. То таки был он, моя первая потеря, моя извечная слабость… Мой принц без коня и полцарства… Сколько мы не виделись, наверное года 3, не меньше, и он, кажется, не узнал меня. В этот момент захотелось просто крикнуть :”Это же я! Как ты можешь меня не узнать?”. Мой взгляд с того времени не изменился… Вот только улыбки все чаще искусственные. Он был с женой и дочкой, и от этого казался просто идолом на которого можно молиться, и ни при каких обстоятельствах невозможно осквернить ересью рук или неистовством губ… Я не могу здесь больше находиться, мне тесно с ними под одной крышей, в одном городе, под одним небом… Резко встала, и идя к выходу поймала за руку первого попавшегося официанта, достала из кошелька купюру со словами: – Принесите пожалуйста этой паре бутылку шампанского… Скажите что… Что… От Ольги…”

15.06.20…

Ну нельзя вот так вот появляться, как призрак прошлого! Нельзя! Почему судьба, играя нитями наших дорог, никогда не пересекала их раньше, а именно сейчас, когда так робко и холодно засыпать одной, когда дефицит чувств ощущается настолько остро, что пробирает страх. Кажется будто сердце настолько окаменело, что именно по этой причине иногда невыносимо болит в груди и не дает дышать, и никакая это не аритмия.

Я вспомнила себя, рядом с этим мужчиной. И наконец смогла заплакать… Искренне, навзрыд с настоящими слезами. А я думала, что уже разучилась плакать по-настоящему. Эти слезы не за ним и не потому что мы не вместе, я плакала за собой. За той девочкой, для которой мира было мало, чтобы постичь его любовью, девочкой с искренними радостью и грустью. Такое впечатление, что с тех пор я живу в мире кривых зеркал и если сначала я пыталась вырваться из этой ужасной „комнаты смеха”, то сейчас я уже смирилась, приспособилась и живу здесь, как грустный клоун, сторож человеческой ничтожности.

Так нельзя жить… Надо что-то менять, ведь я позволила себе размениваться на получувства, полущастье, полусебя! Эта встреча не была случайной, Бог дал мне шанс пережить все снова, чтобы я поняла, что еще способна на настоящие эмоции.

Спасибо судьбе… я живу… И я готова к переменам, вот только завтра определюсь каким именно… А сейчас допью этот бокал шампанского и спатки. Завтра, все изменится завтра…”